«Астон Мартин» и «Ред Булл» создали машину-монстр. Обещают, что поедет быстрее Формулы-1

Похоже, «Валькирия» опередит творение «Мерседеса». Хотя во время разработки гений Ньюи чуть не разругался с коллегами из-за мотора.

Один из самых успешных конструкторов в истории мирового автоспорта слывёт гением аэродинамики, и стоит ли удивляться, что в жёстких рамках технического регламента Формулы-1 такому таланту тесно. Но реализовать все свои возможности конструктору «Ред Булл» всё-таки удалось… в дорожном автомобиле!

В 2016 году Red Bull Racing объявил о начале технического партнёрства с Aston Martin Racing — отношения с мотористами из «Рено» накалились по ходу предыдущего сезона настолько, что французские двигатели переименовали в TAG Heuer, а титульный спонсор Infiniti, входящий в концерн Renault-Nissan, принял решение прекратить сотрудничество с австрийской командой. Освободившееся место занял британский автопроизводитель, который в то время переживал не лучшие времена. Но никто и предположить не мог, что находящийся на грани финансового кризиса Aston Martin и гений Формулы-1 создадут союз, который явит миру один из самых технологичных и интересных дорожных автомобилей в истории.

Немногие знают, что кроме самой гоночной команды Red Bull Racing существует ещё и подразделение Red Bull Advanced Technologies, которое использует накопленный опыт на благо всех заинтересованных клиентов, оказывая инжиниринговые услуги. Именно с этим подразделением и начали плотное сотрудничество в Aston Martin, проявив интерес к проекту бескомпромиссного суперкара за авторством Эдриана Ньюи. Инженер, который постепенно стал отходить от Формулы-1, всегда мечтал о создании дорожного автомобиля и потому в лице британской марки нашёл компанию, которая сможет воплотить мечту в реальность.

Сам Ньюи задумался о суперкаре в 2014 году. Тогда конструктору предстояло продлевать контракт с «Ред Булл», и возможность работы над дорожным автомобилем Эдриан согласовывал лично с главой Red Bull Дитрихом Матешицем и главой Red Bull Racing Кристианом Хорнером — ради того, чтобы сохранить конструктора в составе команды, топ-менеджеры дали добро на сторонний проект. В итоге в свободное от работы над болидами Формулы-1 время Ньюи начал размышлять над гиперкаром мечты.

Фото: Aston Martin

Суть будущей модели Эдриан сводил к нескольким моментам: компактный и лёгкий (гиперкары McLaren P1, LaFerrari и Porsche 918 британец считает «огромными, тяжёлыми и неуклюжими»), пугающий, как супербайки, и при этом прекрасный, как предмет искусства. В межсезонье 2014-15 Ньюи начал работу над чертежами, а вскоре нашёл соратников среди сотрудников Red Bull Racing, которые также в порядке хобби помогли перевести бумажные чертежи (Эдриан по старинке работает с кульманом) в цифровой вид. Создав компьютерную модель, конструктор занялся проектированием технических деталей, и к осени 2015 года был готов проект дорожного гиперкара. Этот результат хобби Ньюи настолько впечатлил Red Bull, что компания всерьёз задумалась о создании первой в своей истории дорожной машины под брендом Red Bull Racing.

Основной проблемой был вопрос производства — делать ли автомобиль своими силами, неся огромные затраты или же найти партнёра из числа действующих автомобильных брендов, что помогло бы существенно оптимизировать бюджет. С учётом того, что Ньюи уже был знаком с главой Aston Martin Энди Палмером со времён его работы в Nissan, а всё шло к тому, что британская марка станет новым партнёром австрийской команды, стороны решили объединить усилия и в области дорожных моделей. К тому моменту у Aston Martin тоже зрел проект гиперкара, поэтому Эдриан и Энди решили объединить наработки.

Фото: Aston Martin

Как вспоминал позже Ньюи, у Aston Martin был готов макет модели в духе LaFerrari, тогда как разработка конструктора Формулы-1 больше напоминала адаптированный для дорог общего пользования прототип Red Bull X1, нарисованный для игры Gran Turismo 5. В итоге, эстетически доработав работу Эдриана, но сохранив его аэродинамические решения, появился проект Aston Martin Nebula (аббревиатура от Newey, Red Bull и Aston). И имя было лишь одной из спорных тем в новой машине.

Aston Martin не верил, что в такой узкой, но аэродинамически эффективной машине можно с комфортом усадить двух человек бок о бок, и лишь полноразмерный макет салона убедил компанию в правоте слов Ньюи. А на симуляторе Эдриану пришлось доказывать, что без ущерба для безопасности можно установить сиденья пассажира и водителя с отклонением на 5º внутрь салона — это давало бы выигрыш в аэродинамике и никак не влияло бы на на ощущения людей в автомобиле. Инженеры британского автопроизводителя просто не мыслили теми категориями, которые были в голове у конструктора гоночных автомобилей. Получилась настоящая машина-монстр.

Сотрудничество Ньюи и Aston Martin чуть не закончилось, когда дело дошло до обсуждения силовой установки будущей машины. Эдриан сразу заявил, что в качестве двигателя Nebula видит либо V6 с двумя турбинами, либо атмосферный V12. Правда, выбор быстро стал безальтернативным — конструктор Red Bull Racing сразу поставил партнёров перед фактом, что, согласно его расчётам, масса двух двигателей практически одинаковая, но V6 более требователен к охлаждению, имеет менее приятный звук и будет источником слишком больших вибраций при жёстком креплении к силовой структуре машины.

В Aston Martin мнения разделились. Одни инженеры настаивали на необходимости использования турбомотора V6, другие же предлагали взять готовый V12 от суперкара Aston Martin One-77, но этот 750-сильный двигатель был слишком слабым для 1000-килограммовой новинки. Разногласия достигли апогея в момент, когда Ньюи не просто заявил, что ему нужен V12, а конкретно абсолютно новый V12, разработанный Cosworth специально для Nebula. Сделка по совместному проекту практически развалилась, пока топ-менеджмент Aston Martin не принял решение довериться мнению Эдриана и не заказать прославленным мотористам новый агрегат.

Фото: Aston Martin

Пока шла работа над двигателем, Эдриан Ньюи совместно с главным дизайнером Aston Martin Мареком Райхманном взялись за кузов нового гиперкара. Конструктор Формулы-1 предлагал решения из мира гоночной техники, а «гражданский» специалист адаптировал их, во-первых, под фирменный стиль автомобилей бренда, во-вторых, следил за тем, чтобы получившиеся элементы можно было сертифицировать для дорог общего пользования. Машина получила сверхагрессивную аэродинамику с использованием эффекта Вентури, подвижными элементами и кузов, испещрённый воздуховодами и всевозможными открылками и закрылками, которые должны были обеспечивать одновременно и максимальную прижимную силу, и охлаждение агрегатов.

К концу 2016 года AM-RB 001 (такой окончательный индекс получил гиперкар — «Aston Martin (AM) Red Bull (RB) проект 1») обрёл практически окончательный внешний вид, а весной 2017 года британский автопроизводитель официально подтвердил создание дорожного гиперкара в сотрудничестве с командой Формулы-1 — машину нарекли Aston Martin Valkyrie в честь девы-воительницы из скандинавской мифологии, которая решает, кто из погибших героев отправляется в небесный чертог вальхаллу (кстати, имя Valhalla получил следующий суперкар Aston Martin). В Red Bull отдельно подчеркнули, что их устраивало и название Nebula, но британской марке принципиально было найти наименование на букву «V», с которой начинаются имена всех автомобилей бренда.

Фото: Aston Martin

Но ещё раньше Aston Martin раскрыл имена поставщиков и технические характеристики своего флагмана. Машина заинтересовала множество именитых компаний: Bosch сделал для Valkyrie всю электронику, тормоза разработали в Alcon и Surface Transforms, светодиодную оптику подготовили в Wipac, за углепластиковый монокок Monocell и карбоновые кузовные панели отвечали в Multimatic, а специальные покрышки Pilot Sport Cup 2 создали в Michelin. Гиперкар получил магниевые колёсные диски (20 дюймов спереди и 21 дюйм сзади) с креплением центральной гайкой. Впрочем, куда интереснее, что под капотом у творения Ньюи.

Фото: Aston Martin

Технические характеристики неоднократно менялись, поскольку процесс доработки двигателя шёл до самого последнего момента, когда уже пора было заняться сертификацией машины для дорог общего пользования. В итоге получился весьма впечатляющий гибридный гиперкар.

В основу бензо-электрической силовой установки лёг разработанный Cosworth 6,5-литровый атмосферный бензиновый V12 мощностью 1015 л.с. и максимальными оборотами 11 100 об/мин (это даже больше, чем у Mercedes-AMG One с агрегатами от настоящей машины Формулы-1!), что сделало новый мотор самым мощным атмосферным и самым оборотистым двигателем, когда-либо устанавливающимся на дорожный автомобиль. 206-килограммовый агрегат, практически целиком выполненный из титана, жёстко включён в силовую структуру автомобиля и играет роль силового элемента как и у гоночного болида.

Вместе с двигателем внутреннего сгорания работает 161-сильный электромотор Rimac (хорватский стартап, который строил электромобили собственной разработки, один из которых чуть не убил Ричарда Хаммонда, внезапно стал одним из ведущих поставщиков компонентов для гибридов и электромобилей) и литий-ионная батарея, которые вместе образуют систему рекуперации кинетической энергии KERS. Она не только помогает «Валькирии» на разгоне, но и обеспечивает возможность движения задним ходом — 7-ступенчатая коробка передач Ricardo ради облегчения лишена задней передачи, и если нужно сдать назад, то за такие манёвры отвечает электродвигатель. В итоге соотношение мощности к массе оказалось не один к одному, как планировал Ньюи, а даже превзошло ожидания Эдриана — на 1030 кг массы гиперкара приходится 1176 л.с. И вся эта мощность передаётся исключительно на задние колёса!

Архитектура активной подвески по формульным технологиям в сочетании с продвинутой аэродинамикой обеспечивает выдающуюся управляемость, но она меркнет на фоне того, на что способна версия Valkyrie AMR Pro. Этот проект заводского тюнинга призван приблизить и без того выдающуюся машиной с динамикой 0-100 км/ч за 2,5 секунды и максимальной скоростью 402 км/ч к уровню не просто прототипов LM P1, а болидов Формулы-1!

В Aston Martin заявили, что исполнение AMR Pro получит перенастроенные двигатель, KERS и электронные системы, усиленные карбон-керамические тормоза, доработанную активную подвеску и новую выхлопную систему. Из очевидных отличий — куда более агрессивная аэродинамика с огромным «плавником», гигантским диффузором и просто монструозным антикрылом. Обещано, что за счёт отказа от климатической и мультимедийной систем, замены стёкол на поликарбонатные панели, а также использования карбоновых элементов подвески масса будет ещё меньше. И не менее интересно, что для Aston Martin Valkyrie AMR Pro предлагаются всего лишь 18-дюймовые колёсные диски — исключительно ради того, чтобы можно было использовать самые что ни на есть гоночные шины Michelin для спортпрототипов LM P1.

Фото: Aston Martin

Всё это обещает перегрузки 3.3 g при прохождении поворотов и 3.5 g на торможениях — чтобы владельцы машины не убились, в стоимость гиперкара входят работа на симуляторе Red Bull Racing, обучение вождению под наставничеством пилотов Aston Martin Racing и трек-дни на гоночных трассах. Всё ради того, чтобы на британской трассе «Сильверстоун» круг за рулём Valkyrie быстрее болида Формулы-1 и спортпрототипа LM P1 мог проехать любой из обладателей гиперкара. Запланированный тираж из 150 экземпляров Aston Martin Valkyrie (от $ 3 200 000) и 25 штук Aston Martin Valkyrie AMR Pro (от $ 3 700 000) был распродан ещё до премьеры машины.

Особой роскоши за эти деньги не получить. В салоне есть разве что съёмный руль с расположенными на нём приборной доской и необходимыми органами управления, а отсутствующие зеркала заднего вида заменяют два экрана по краям передней панели. В стандартное оснащение входят четырёхточечные ремни безопасности, а для тех, кто планирует активно использовать машину на гоночной трассе, предложат шеститочечные (базовая комплектация для Valkyrie AMR Pro).

Фото: Aston Martin

Как и у Mercedes-AMG One, карбоновые кресла неподвижны, поскольку являются частью силовой структуры кузова, а водитель может регулировать положения педального узла и рулевой колонки, но в Aston Martin готовы предложить и съёмные карбоновые ложементы с мягкой обивкой — их сделают по фигуре клиента, если ему покажется не слишком комфортным стандартный вариант сидений.

С другой стороны, специалисты заводского подразделения по персонализации автомобилей Q by Aston Martin готовые предложить массу опций — от набора AMR Track Performance Pack, который включает в себя углепластиковые детали аэродинамического обвеса, титановые тормоза, магниевые колесные диски, трековую подвеску, набор оборудования и гоночной экипировке в стиле гиперкар, до особой окраски и отделки.

Заявлены эксклюзивные цвета кузова Slipstream Green, Liquid Petroleum, Ethanol Silver и Maximum Orange, шесть вариантов ремней безопасности, различные цвета и рисунки алькантары для обивки салона, карбоновый декор Carbon Jewellery из волокна Mokume, покрытие кузова 24-каратным сусальным золотом в наборе Gold Pack, элементы интерьера из титана, детали кузова из неокрашенного карбона и несколько вариантов оформления выхлопных патрубков.

В отличие от немецких конкурентов, Aston Martin Valkyrie уже появился на публике. Решив некоторые сложности (вроде 800-градусного выхлопа, который буквально сжигал антикрыло из выходящих перед ним патрубков, или сложностей с размещением номеров) и даже найдя элегантный выход из ситуации с фирменной эмблемой (на Mercedes-AMG One она нарисована, а на британском гиперкара это физический шильдик, но толщиной всего 0,07 мм и на 99,4% легче, чем на прочих Aston Martin), в июле 2019 года заводской тест-пилот Aston Martin Крис Гудвин вывел Valkyrie на «Сильверстоун» и проехал несколько кругов в рамках Гран-при Великобритании. Это был первый публичный показ нового гиперкара в движении — до этого новинку демонстрировали только в статике на различных автосалонах и выставках.

Ожидалось, что клиентам машины передадут до конца 2019 года, но, как и с Mercedes-AMG One, возникли сложности. Хотя, надо признать, британцы работают расторопнее немцев — весной 2020 года Aston Martin Valkyrie впервые выехал на дороги общего пользования, где проходит финальные испытания под надзором команды инженеров британского автопроизводителя и компании Red Bull Advanced Technologies во главе c Крисом Гудвином.

Обещают, что покупатели получат свои гиперкары во второй половине этого года, и, похоже, что в этот раз машина не должна задержаться — перед стартом официальных предсезонных тестов Формулы-1 2020 года в британском «Сильверстоуне» прошла обкатка болида Red Bull Racing RB16, а вместе с ней на трассе появились сразу три «Валькирии». За руль пустили и голландца Макса Ферстаппена, и тайца Александра Албона, так что и будущие владельцы гиперкара должны скоро получить такую возможность.

Источник