«Глазные яблоки словно горели, я молил о смерти». Ужасы «короны» от журналиста из США

Бобби Беннетт тоже считал панику по поводу коронавируса бредом. Когда стало худо, из первых двух больниц его отправили домой.

В мире бушует пандемия коронавируса. В ряде стран введено чрезвычайное положение, в большинстве других — карантины различной степени строгости. США входит в число стран, по которым COVID-19 ударил больше всего, а количество подхвативших вирус в Штатах достигло 275 тысяч человек (по данным на 3 апреля).

Бобби Беннетт — автоспортивный журналист, издание которого за 20 лет стало одним из наиболее уважаемых в области американского дрэг-рейсинга, — в начале марта и, как позже признался на страницах своего сайта, молил о смерти, когда болезнь вошла в острую фазу. Сейчас Беннетт идёт на поправку и считает, что всем необходимо отнестись к происходящему серьёзно. Его история — тому подтверждение.

«Я думал, что это бред»

«Я был одним из тех, кто считал, что это всё бред, пока был в стороне», — признаётся Беннетт. О распространении нового коронавируса Бобби услышал в начале марта, когда в стране ещё проводились спортивные мероприятия. Беннетт побывал в Бейкерсфилде, вернулся домой, а затем отправился в Гейнсборо — на этап NHRA. Однако соревнования отменили и после 150 километров журналисту пришлось развернуться в сторону дома.

«В пятницу 13 марта я почувствовал слабость и с большим трудом дотянул до конца рабочего дня, — вспоминает он. Пришёл домой, сказал жене, что мне плохо и решил отлежаться, рассчитывая, что это небольшая зараза и легко выведется антибиотиками. Я обратился в клинику, где мне выдали набор антибиотиков и поставили диагноз — синусовая инфекция. Лечился, но мне становилось хуже. Началась лихорадка».

Беннетту становилось всё хуже и хуже, но когда температура более или менее стабилизировалась, он отправился ещё в одну клинику и сдал анализы. Там у Бобби взяли мазки, а через два часа со словами «будем на связи» отправили домой.

«Я вернулся в кровать, температура поднялась до 39,4. Такое чувство, что горели глазные яблоки, — описывает своё состояние Беннетт. — Хотел бы я вспомнить, что происходило потом — со среды по пятницу, но всё это время я лежал практически без сознания — ну или так мне казалось. Температура падала и поднималась, а рубашка насквозь пропитывалась потом».

«Я молил о смерти. Было больно, сильно лихорадило. Есть невозможно. Крючит всё тело, смерть кажется единственным возможным облегчением, — добавляет он.

Диагноз и изоляция

Беннетт рассказал о плохом самочувствии приятелю, после чего тот снова отвёз его в госпиталь — уже третий. Только там болезнь смогли взять под контроль и постепенно — за три дня — поставить Бобби на ноги. Его выписали из больницы и отправили на изоляцию домой. «В изоляции ты делаешь то, чем в обычной жизни никогда не занялся бы. Например, в воскресенье я поставил кресло во дворе и просто смотрел на птиц. Просто сидел и смотрел. Это был 14-й или 15-й день», — рассказывает он.

По словам Беннетта, он рассказывает свою историю для того, чтобы предупредить об опасности других и ещё раз подчеркнуть необходимость мер предосторожности.

«Проблема многих дрэг-рейсеров — необоснованная вера в свою неуязвимость. Оно проявляется не на дрэг-стрипе, где каждый из них уважает автомобиль, на котором едет. Оно проявляется вне стрипа, — говорит он. — Так вот, в конце концов ваша мнимая неуязвимость ничего не значит. Я умоляю вас: отнеситесь серьёзно. Принимайте меры предосторожности, потому что то, каким неуязвимым вы себя ощущаете, в конечном итоге будет неважно. Всё это фарс, лишь пока не коснётся лично тебя или твоих близких».

Источник