Лучшая команда 90-х заложила всё и может уйти отцу пилота-ренты. Конец «Уильямса» близко?

Под залог пришлось отправить даже чемпионские машины прошлых лет. Сколько ещё протянет легендарная команда Фрэнка?

Если вы начали следить за Формулой-1 в 90-е или начале 2000-х, то вряд ли в тот момент могли представить, как глубоко может упасть «Уильямс», девять раз становившийся лучшей командой Формулы-1 с 1980 по 1997 год. Однако сегодня, похоже, команда окончательно перестала скрывать, как плохи её дела.

Падение вниз

Все последние годы команда катится по наклонной. «Уильямс» окончательно разбазарил задел, созданный в 2014 году благодаря удачному переходу на моторы «Мерседес», достойному шасси от Пэта Симондса, деньгам «Мартини» и сильной паре Боттас-Масса. Немецкие двигатели преимущества больше не дают, «Мартини» ушёл, Боттаса выкупили, а замена Симонда на Падди Лоу вместо шага вперёд привела к настоящей катастрофе. И когда в 2018 году «Уильямс» вдруг стал худшей командой чемпионата, пошли первые вопросы: не грозит ли команде Клэр и Фрэнка скорая гибель?

Руководителям «Уильямса» трудно скрывать горькую правду за бодрыми заявлениями о финансовой стабильности. Акции команды размещены на фондовой бирже, так что «Уильямс» обязан раскрывать собственные финансовые показатели и их комментировать. Последние отчёты явно показывали, что частной команде всё сложнее собирать бюджет на фоне всё возрастающих вложений со стороны конкурентов.

С падением результатов сокращаются призовые от владельца коммерческих прав на Формулу-1, к тому же становится труднее привлекать новых спонсоров и начинает не хватать денег на разработку машины. А чем меньше выкладываешься в развитие, тем труднее вернуться на прежний уровень — это замкнутый круг.

Два пути

Выход из положения все эти годы был, причём не один. Но Клэр Уильямс упорно отказывается от возможных вариантов. Первый — это пойти по пути «Рейсинг Пойнт» или даже «Хааса» и начать закупать куда больше деталей у заводской команды, то есть у «Мерседеса».

Покупать готовое дешевле, чем разрабатывать собственное. Можно сократить персонал, сэкономить деньги или потратить их на развитие аэродинамики машины. Логично? Когда у вас финансовые проблемы, более чем, тем более что пример «розовых пантер» показывает, что подобный вариант вполне позволяет бороться за звание «лучших из остальных». Но «Уильямсу» мешает гордость: Клэр неоднократно заявляла, что не имеет права нарушить традиции, заложенные отцом и Патриком Хэдом, и хочет сохранить за командой звание настоящего конструктора. Знаете, немножко напоминает заявления Николая II, который на призывы подчинённых провести в Российской империи ту или иную реформу каждый раз рассказывал о наследии отца, которое он должен в сохранности передать сыну. Сами знаете, чем всё закончилось.

Эта упёртость достаточно удивительна, ведь в своё время в Сочи Клэр произнесла довольно интересную фразу, когда я спросил, связан ли отказ от использования деталей «Мерседеса» с имиджевыми соображениями: «Знаете, в Англии есть такая поговорка: «Гордость предшествует падению». Так что нет, это было именно бизнес-решение, а не решение, связанное с гордостью или нашим наследием». То есть Клэр и сама понимает, что излишняя гордость может привести к полному краху команды. Однако и спустя полтора года после того разговора сохраняет прежний независимый курс.

Раз сокращать бюджет «Уильямс» не хочет, а автопроизводителя-партнёра на горизонте не видно, то вторым вариантом для команды является её продажа — полная или частичная. Но и тут, такое ощущение, Клэр просто не хочет стать человеком, при котором команда из Гроува перестанет принадлежать семье Уильямс. В противном случае у Клэр и Фрэнка наверняка были все возможности договориться с Лоуренсом Строллом пока он не переключился на вариант с «Форс Индия». И сейчас стороны готовились бы к скорому переименованию в «Уильямс — Астон Мартин». Правда, вопрос, не называли бы мы болид FW43 бело-сине-красным «Мерседесом»… Возможно, именно в вопросе использования клиентских деталей Стролл и семья Уильямс в своё время не сошлись.

Резервы заканчиваются

Теперь Клэр осталась без «Мартини» (новый «титульник» ROKiT явно не столь крут) и высоких призовых, потрачены и отступные, которые выплатила семья Строллов за досрочный уход из команды. Одной из последних «кубышек» для «Уильямса» оставалось её инженерное подразделение Williams Advanced Engineering, успешно занимавшееся проектами за пределами Формулы-1. Однако в конце 2019 года «Уильямс» вынужденно лишился контрольного пакета акций. Продажа доли позволила ещё раз (не в последний ли?) сформировать бюджет, но что будет дальше?

И вот сегодня было объявлено, что «Уильямс» договорился о рефинансировании своих прежних кредитов. Никаких финансовых деталей не объявлено — кроме того, что речь идёт о долгосрочных кредитах. Новый кредит получен под залог всего имущества «Уильямса»: базы команды и земли, на которой она стоит. Заложить пришлось даже огромную коллекцию исторических болидов команды.

В роли кредиторов выступил финансовый конгломерат HSBC и компания Latrus Racing, принадлежащая отцу новичка «Уильямса» Николаса Латифи Майклу. То есть, получается, если легендарная команда не расплатится с долгами, то контроль над ней получит папа не слишком-то перспективного рента-драйвера. Ну и перспективка…

Последняя надежда «Уильямса» — долгожданное введение в Формуле-1 лимита на бюджеты и реформа распределения призовых, при которой разрыв в выплатах между лучшей и худшей командами должен существенно сократиться. Финансовый регламент введут в 2021 году, причём на фоне эпидемии коронавируса лимит будет урезан со 175 млн долларов как минимум до 150, если не ниже. Это даёт «Уильямсу» надежду не залезать в новые долги и вернуться в борьбу.

Видимо, нынешнее рефинансирование нужно как раз для того, чтобы пережить ближайшую пару лет, прежде чем новая «уравниловка» Формулы-1 начнёт приносить плоды. Но выдержит ли команда Клэр, если сезон-2020 Ф-1 так и не состоится? В таком случае команда не получит никаких выплат от Liberty, наверняка возникнут проблемы и с получением денег от семьи Латифи и других спонсоров команды. Почему бы Латифи-старшему не пойти на принцип, когда есть возможность в итоге вообще получить контроль над командой? И вот тогда Клэр наверняка пожалеет о своих прежних решениях.

Она ведёт рискованную игру в ожидании новых правил Формулы-1, и проклятые китайские мыши может стать тем самым фактором, который окажется решающим.

Источник