«Он кричал и просил о помощи, но я не мог перевернуть горящий болид». Жуткая смерть в Ф-1

Пока коллега пытался спасти Роджера Уильямсона, остальные пилоты как ни в чём не бывало продолжали гоняться.

Начало

Роджер Уильямсон родился 2 февраля 1948 года в Лестере. В отличие от многих современников, его карьера больше была похожа именно на пилотов современности — первый опыт за рулём он получил в восемь лет, а затем пересел в картинг (в то время многие пилоты пропускали данный этап карьеры и начинали карьеру гораздо позже). Уже в возрасте 12 лет Уильямсон попробовал свои силы за рулём карта, а к 14 годам принял участие в первых для себя соревнованиях.

К совершеннолетию Роджер уже добрался до топ-класса картинговых соревнований, отметившись небольшим рекордом: на своём карте он смог достичь скорости в 160 км/ч, что на тот момент казалось недостижимым результатом. В общей сложности в промежуток с 14 до 18 лет Уильямсон стал обладателем 125 кубков, а последний сезон в картинге завершил победой в 200-кубовом классе с коробкой передач.

Ранние годы

В 1967 году Уильямсон решил двигаться дальше и перешёл в кузовные гонки — на своём Mini Роджер одержал 14 побед в 18 гонках сезона, буквально деклассировав своих соперников. В 1968 году Уильямсон принял решение попробовать свои силы в Формуле-3, купив себе для этих целей болид, однако машина сгорела в пожаре и Роджеру пришлось принимать участие в серии Ford Anglia, где он показал себя весьма неплохо, одержав одну победу и собрав несколько подиумов. В 1969 году Уильямсон в этой серии выступил ещё лучше — четыре победы и несколько вторых мест. В это же время Уильямсон провёл тесты «Купера» T72, предназначенного изначально для Формулы-3. Но те тесты закончились неудачно: Уильямсон расколотил болид в хлам.

В 1970-м с третьей попытки Уильямсону удалось выиграть титул в Ford Anglia и перейти в Формулу-3. Там Уильямсон добился успехов с первого раза, выиграв зачёт Lombard Championship и принеся сборной Англии пятое место в Европейском кубке Формулы-3. В том году Уильямсону досталась награда «Гонщик года» по версии Британского гоночного клуба.

Не стал менее успешным и чемпионат 1972 года — он снова стал чемпионом сразу в нескольких зачётах.

Роджер Уильямсон и Том Уиткрофт

Роджер Уильямсон и Том Уиткрофт

Фото: Norman Quicke/Daily Express/Hulton Archive/Getty Images

Формула-1

В начале 1973 года Уильямсону поступило предложение провести тесты болида BRM Формулы-1. И уже с первой попытки Роджер установил рекорд круга. Вскоре болид сломался, и Роджера пересадили на более старую модель — Р160. Роджер показывал стабильно быстрые круги, и в итоге руководство BRM предложило ему контракт. Однако Уильямсон отказался от предложения, поскольку его наставник Том Уиткрофт отговорил его.

После такого успеха на тестах на Уильямсона даже обратил внимание тот самый Кен Тиррелл, предложивший ему контракт на сезон-1974. Однако и это предложение Уильямсон отклонил: вместе с Уиткрофтом они уже были готовы к сезону-1974 и без предложений от команд Ф-1, приобретя частный McLaren M23. Чтобы не простаивать, Уильямсон согласился на предложение «Марча» провести несколько Гран-при, и на девятом этапе сезона, Гран-при Великобритании, Уильямсон дебютировал в чемпионате Формулы-1.

Та гонка для Роджера закончилась уже на первом круге — Джоди Шектер замедлился из-за прокола и устроил завал, в котором сошли сразу девять болидов, а гонщик «Брэбема» Андреа де Адамич получил перелом лодыжки, который перечеркнул его карьеру в Формуле-1. Дебют для Уильямсона в Формуле-1 получился неудачным, но две недели спустя Роджера ждала гонка на Зандворте.

Смерть

После аварии в Сильверстоуне Уильямсон говорил, что был несказанно рад, что болиды не загорелись после массовой аварии — баки всех машин были полными. Но огонь настиг Роджера в Нидерландах. Уильямсон стартовал 18-м, довольно уверенно провёл первые круги гонки, но на восьмом круге на болиде Роджера лопнула покрышка. Неуправляемый болид врезался в барьеры, которые были попросту вкопаны в песок. Машину отбросило назад на трассу, она перевернулась и вспыхнула как спичка — бак болида оказался повреждён. Уильямсон не получил серьёзных травм в этой аварии, но оказался заперт в своём перевёрнутом горящем болиде.

Другой британский гонщик, Дэвид Пёрли, остановил машину и бросился на помощь Роджеру. Но в одиночку перевернуть горящую машину Дэвид не мог. Вскоре к горящему болиду подбежали несколько маршалов, но ни у одного из них не было огнетушителя, да и одеты они были в обычные куртки, не предназначенные для оказания помощи при пожарах. Двое парней попытались оттащить Перли от горящей машины, но это было бесполезно. Вскоре Дэвид смог найти огнетушитель — к месту инцидента медленно шёл ещё один маршал, у которого был заветный баллон в руках. Баллона хватило буквально на 15 секунд, и этого явно было недостаточно, чтобы погасить пламя.

Спасти пилота могли другие гонщики, если бы они остановились и помогли Перли перевернуть машину, но они приняли бегающего вокруг машины Дэвида за пилота пострадавшей машины. Один из маршалов оттащил Перели от горящего «Марча» Уильямсона, а ещё через несколько минут на место происшествия прибыла пожарная машина, но было уже поздно — Уильямсон задохнулся продуктами горения и скончался на месте.

Фото: Central Press Photos/Hulton Archive/Getty Images

«Я просто не мог перевернуть машину. Я видел и слышал, он был жив и кричал, просил о помощи. Но я не мог перевернуть болид. Я пытался заставить людей помочь мне. Если бы я только мог перевернуть машину, всё было бы в порядке и я смог бы вытащить его из горящей машины. На тот момент я не думал о героизме или прочей ерунде. Я просто делал то, что естественно для солдата, когда он видит другого парня в беде», — вспоминал потом Дэвид Перли.

За свой поступок Дэвид получил звезду Георгия, а серия фотографий с отчаявшимся Перли возле болида Уильямсона получила награду World Press Photo Foundation.

Дэвид Пёрли с женой получает звезду Георгия

Дэвид Пёрли с женой получает звезду Георгия

Фото: J. Wilds/Keystone/Hulton Archive/Getty Images

В 2013 году в Зандворте открыли мемориал Роджера Уильямсона. На открытии присутствовал и Кевин Уиткрофт, сын Тома Уиткрофта, наставника Роджера в первые годы его выступлений в автоспорте.

«Любой, кто знал моего отца, знал и о том, насколько жёстким он был. Мало что могло его остановить. Но гибель Роджера просто уничтожила его. Несколько недель он попросту никого не подпускал к себе. Роджер был не просто пилотом, он был частью семьи», — вспоминал Кевин Уиткрофт на открытии мемориала.

Вскоре после гибели Уильямсона маршалов обязали носить на трассе огнезащитные комбинезоны — как это обычно и бывает, одна смерть спасла в будущем много жизней.

Источник