DTM kaputt? «Ауди» поставила на грань закрытия один из топовых гоночных чемпионатов

Ещё несколько лет назад у DTM всё было чудо как хорошо. Где были допущены роковые ошибки и есть ли шанс на спасение?

Сколько времени потребуется на то, чтобы развалить успешную гоночную серию? Ответ на этот вопрос знает Герхард Бергер, который в 2017 году встал у руля популярного чемпионата DTM, погрузившегося к 2020 году в глубочайший кризис и рискующего вовсе исчезнуть уже к сезону-2021. Правда, виноват в этом не один австрийский менеджер — немалую роль в сложившейся ситуации сыграли коронавирус, вызванный им экономический кризис и… Формула-Е!

В 2000 году гонки DTM вернулись на трассы после трёхлетнего отсутствия — камбэк серии можно было признать успешным, поскольку заезды собирали больше двух десятков машин трёх марок. Противостояние Audi, Mercedes-Benz и Opel оказалось весьма зрелищным, да и баталии автомобилей немецких марок на преимущественно немецких же трассах полностью отвечали духу турнира. Но в 2004 году Opel объявил, что по окончании сезона покинет серию в рамках масштабного сокращения расходов в европейском подразделении General Motors. Ожидалось, что в DTM придёт MG Rover, но британская марка благополучно прекратила существование весной 2005 года. В итоге с 2006 по 2012 год в чемпионате выступали только Audi и Mercedes-Benz. Технический регламент оставался более-менее стабильным, что позволяло заводским и частным командам выставлять на старт плюс-минус те же 20 машин.

В 2012 году в серию вернулся BMW, и гонки сразу заиграли новыми красками. Борьба представителей «большой тройки» немецких автопроизводителей — это ли не мечта для немецкой серии?! Всё шло просто блестяще до 2017 года, когда во главе промоутерской компании ITR, организующей DTM, не оказался Герхард Бергер. Бывший гонщик и совладелец «Торо Россо» в Формуле-1 не был в автоспорте человеком случайным, но что-то пошло не так.

Если в 2016 году в 18 гонках DTM было 10 разных победителей, а на старт выходило по 26 пилотов, то уже в следующем сезоне пелотон сократился до 18 машин, а всё те же 18 гонок принесли победы 12 разным гонщикам — интрига обострилась, так чего ещё желать? Ну, например, присутствия в серии всё тех же трёх марок. На деле в сезоне-2018 Mercedes-Benz объявил об уходе из чемпионата — гонкам DTM компания предпочла состязания электромобилей Формула-Е. Выиграв впервые с 2010 года титул в зачёте производителей, а заодно став сильнейшей среди команд и в личном зачёте, штутгартский концерн помахал Audi и BMW ручкой.

Фото: DTM

Ситуацию вроде бы спас Aston Martin, ставший первой не-немецкой маркой в DTM с 1996 года и выступлений Alfa Romeo, но швейцарской команды R-Motorsport хватило лишь на год. Быстро стало понятно, что даже смены регламента и опытных пилотов в составе недостаточно для успешных выступлений — Aston Martin Vantage DTM получились и не особо надёжными, и не так чтобы быстрыми. Набрав за год всего 49 очков (против 550 у Audi и 1132 у BMW, что ярко иллюстрирует уровень подготовки британских купе), в R-Motorsport сначала разорвали контракт с поставлявшей им моторы Mercedes-Benz компанией HWA, а потом и вовсе свернули программу в DTM.

В сезон-2020 некогда процветающая серия вступила с 16 участниками, представляющими пару марок — 7 машин выставила BMW и 9 автомобилей подготовила Audi. Но чемпионату так и не суждено было начаться. Вспыхнувшая на Земле пандемия коронавируса поставила на паузу не только автоспорт, но и вообще все сферы нашей жизни. Из-за COVID-19 встали автозаводы, рухнули продажи автомобилей, да и в целом экономика вошла в резкое пике, так что пришлось искать срочный выход из положения.

Audi оказалась в непростой ситуации. Материнский концерн Volkswagen Group ранее уже свернул из-за дизельгейта заводскую программу марки в гонках на выносливость, а кризис 2020 года вынудил делать выбор между участием бренда в Формуле-Е и DTM. Если учитывать, что Volkswagen Group в целом взял курс на развитие электромобилей, то выбор был предопределён. И как бы новый генеральный директор Audi Маркус Дуйсманн ни любил «бензиновые» гонки (до этого топ-менеджер успел поработать в Формуле-1 с «Мерседесом» и BMW, сотрудничавшей тогда с «Заубером»), идти против генеральной линии концерна он не стал – Audi объявила, что с 2020 года покидает DTM и сосредоточится на гонках Формулы-Е.

Что же ждёт серию, в которой из трёх в прошлом году производителей сейчас остаётся один? И то вовсе не факт, что BMW продолжит участвовать в DTM.

BMW останется единственной заводской командой DTM

Максимально нереалистичный вариант, поскольку завод не намерен выставлять больше 6 машин — с таким количеством участников серия, превратившаяся в монокубок, не будет интересна ни болельщикам, ни спонсорам, ни телеканалам. Даже если предположить, что частные команды выкупят у Audi и R-Motorsport их RS5 Turbo DTM и Vantage DTM и выставят их на старт, BMW предпочтёт сэкономить свои € 35-40 млн и свернуть программу — никаких дивидендов от участия в еле живом турнире и сражении с частниками заводская команда не получит. В этом ключе битвы в Формуле-Е с другими заводскими коллективами выглядят куда более интересным вложением средств.

Столь же маловероятный сценарий развития событий, поскольку современные машины обслуживать без участия заводских специалистов невозможно. Даже если бы концерны согласились продать свою технику и обеспечить ей поддержку в гонках (содержание одной машины в сезон обходится минимум в €2 миллиона), частные команды просто не найдут на это денег. Сейчас, в отсутствие соревнований, вообще стоит вопрос о выживании многих коллективов, так что никто не согласится ввязываться в авантюру с покупкой дорогостоящих автомобилей для участия в серии, которая дышит на ладан, а никакой другой чемпионат не позволяет использовать машины DTM.

Кроме того, вряд ли найдутся гонщики, способные собрать бюджет, покрывающий старты на купе категории Class One. Проблема ещё и в том, что сезон-2020 будет всего вторым после перехода на новые моторы, которые пока не избавлены от детских болезней и являются достаточно ненадёжными — менять агрегаты дорого да и не по правилам, а заниматься доводкой двигателей могут только их создатели, заводские специалисты, которым потребуется платить круглые суммы. А где их взять частникам?

Объединение с Super GT

В 2019-м казалось, что мечта станет явью. На финальный этап в Хоккенхайме Honda, Nissan и Toyota привезли по одной машине, а затем у подножья Фудзи и вовсе состоялась внезачётная Super GT x DTM Dream Race, где стартовали сразу три BMW и четыре Audi. Но быстро стало ясно, что поезд ушёл: шедшие не один год переговоры об унификации технического регламента DTM и Super GT не успели завершиться до грянувшего кризиса, а в условиях экономических проблем выступление немецких марок в японской серии и японских брендов в немецком чемпионате потеряли всякий смысл.

Honda вкладывается в Формулу-1, Toyota содержит команды в WRC и WEC, а у Nissan сейчас не лучший период в истории, так что ни для одной из марок сейчас нет смысла тратить дополнительные средства ради сомнительных перспектив в европейских гонках — на рынке, где доля японских компаний в сегменте дорожных автомобилей, невелика. Чем помогать выжить DTM, бренды из Страны восходящего солнца лучше потратят деньги на создание электромобилей, машин на топливных элементах и прочие современные технологии.

Фото: DTM

Переход на машины GT

Наиболее простой, но бесперспективный вариант выхода из кризиса. В мире существуют десятки гоночных серий, использующих машины класса GT3, которые выпускают Mercedes-AMG, BMW, Audi, Ferrari, Lamborghini, Lexus, Porsche, Corvette, Aston Martin и не только. Но в этом и проблема для DTM — что они могут предложить участникам, чтобы те предпочли их серию всем остальным? Кроме того, в Германии процветает турнир ADAC GT Masters, который собирает вдвое больше машин, чем DTM в пору его расцвета. Эта серия точно не будет объединяться с DTM, а DTM вряд ли сможет конкурировать с ADAC GT Masters и прочими чемпионатами вроде Blancpain GT World Challenge, Intercontinental GT Challenge и Blancpain Endurance Series.

Можно рассмотреть технику GTE, которая используется в гонках на выносливость, но только и этот класс уже на грани. Ходят слухи, что Porsche откажется от создания нового спорткара по этому регламенту, а вслед за немцами прекратят работу над подобными автомобилями и в Ferrari. Так что DTM рискует оказаться в ситуации, когда с одних невостребованных машин они перейдут на другие столь же неинтересные ни производителям, ни участникам спорткары.

Конец истории DTM

Самый печальный, но одновременно и самый вероятный вариант развития событий. Экономический кризис, вызванный коронавирусом, заставил автопроизводителей выбирать — позволить себе несколько затратных проектов никто не может, поэтому ставку делают на наиболее перспективную с точки зрения продвижения серийных электромобилей серию Формула-Е. От производства машин GT3 не откажется никто, поскольку их охотно покупают клиентские команды, а дорогая техника Class One, которую невозможно использовать нигде, кроме DTM и теперь уже Super GT, станет частью истории. Как и сам турнир. Не исключено, что когда-нибудь серия и возродится, но это не факт.

Весь автоспорт зависит от автопроизводителей, но DTM — в большей степени. К сожалению, ни Герхард Бергер, ни Ханс-Вернер Ауфрехт не смогли снизить эту зависимость, а шаги по сближению с Super GT хоть и были верными, но все реформы шли слишком медленно. Немецкий чемпионат должен стать дешевле для участников, чтобы обрести прежнюю популярность, а заодно ему придётся искать своё место среди многочисленных существующих национальных и международных гоночных серий. Когда это случится и случится ли вообще — неизвестно.

Жаль, что современные турбомонстры Audi и BMW из-за COVID-19 вряд ли доберутся до России и этапа на новой трассе под Санкт-Петербургом, но, к счастью, у нас была возможность наблюдать на протяжении нескольких лет захватывающую битву моделей «большой тройки» с «правильными» атмосферными V8 на подмосковном автодроме Moscow Raceway. Спасибо, что российская история DTM пришлась на самый интересный период развития серии.

Источник